В рф не будет понятия криптовалюты, его заменят на “цифровые права”

Цифровое наследство

Депутаты разработали законопроект, вводящий понятия криптовалют и токенов в гражданский оборот. Документ призван решить вопрос о наследовании, продаже, дарении цифровых активов, а также обеспечить судебную защиту их владельцев

Вячеслав Володин (Фото: Анна Исакова / ТАСС)

В Госдуму внесен законопроект, регулирующий правоотношения владельцев токенов и криптовалюты в рамках Гражданского кодекса. Авторами проекта выступили председатель Госдумы Вячеслав Володин и председатель думского комитета по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников.

Законопроект предлагает закрепить в Гражданском кодексе базовые понятия, позволяющие регулировать вопросы наследования, дарения и купли-продажи новых цифровых активов, а также обеспечить правовые условия для совершения и исполнения сделок в цифровой среде. Одновременно появляется возможность судебной защиты граждан и организаций, являющихся владельцами данных активов.

Законопроект — очередная попытка ввести криптовалюты в правовое поле в России.

Ранее в Госдуму был внесен законопроект «О цифровых финансовых активах» (ЦФА), регулирующий понятия токенов, криптовалют, майнинга и блокчейна.

Однако авторы нового законопроекта считают его несовершенным и нуждающимся в доработке. В частности, по их мнению, законопроект не решает вопросы уступки прав по данным активам.

«Люди, которые сейчас владеют токенами и другими цифровыми объектами, не защищены, потому что российское законодательство такие объекты нигде не признает и, самое главное, человек не может себя считать обладателем таких прав, пока они не признаны.

Так что, если законодатель хочет легализовать какую-то часть цифровых объектов, он должен начинать именно с Гражданского кодекса», — поясняет член совета при президенте РФ по кодификации гражданского законодательства Лидия Михеева, принимавшая участие в разработке законопроекта.

Поправки нужны в первую очередь майнерам и криптоинвесторам, говорят эксперты. Так, вовлеченных в процесс майнинга в России, по данным Российской ассоциации криптовалют и блокчейна (РАКИБ), уже более 250 тыс. человек (специалисты разных уровней, без учета частных инвесторов в криптовалюты). За период с июля по декабрь 2017 года число майнеров в РФ выросло на 45%.

Понятие криптовалют и токенов

Авторы законопроекта предлагают ввести в Гражданский кодекс такие термины, как «цифровое право» и «цифровые деньги», которые, по сути, заменят собой понятия токенов и криптовалют. Чтобы облегчить совершение сделок с такими активами, предполагается усовершенствовать отдельные правила ГК о форме сделок.

Основные понятия поправок в ГК

Цифровое право — права на объекты гражданских прав, за исключением нематериал​ьных благ, удостоверенные «совокупностью электронных данных (цифровым кодом или обозначением), существующей в информационной системе, отвечающей установленным законом признакам децентрализованной информационной системы».

Цифровые деньги — совокупность электронных данных (цифровой код или обозначение), не удостоверяющих право на какой-либо объект гражданских прав, которая создана в системе на принципах блокчейна и используется в качестве платежного средства.

Токены подпадают под понятие цифрового права, в то время как не подкрепленные активами криптовалюты — под понятие цифровых денег.

Понятие цифрового права, предложенное в законопроекте, призвано удостоверять право на уже существующие объекты оборота: вещи, услуги, исключительные права, поясняет партнер юридической фирмы Taxology Михаил Успенский. «Также авторы предлагают отграничить цифровые права (токены) от таких второстепенных и даже опасных, по их мнению, сущностей, как бонусы программ лояльности, авиамили, артефакты в онлайн-играх», — добавляет юрист.

В отношении криптовалют (цифровых денег) законопроект закрепляет правило, которое прописано и в законопроекте «О цифровых финансовых активах», — «законным средством платежа они не являются».

«Однако проект дает призрачную надежду на то, что когда-нибудь платежные криптовалюты все-таки смогут использоваться для расчетов между физическими и юридическими лицами», — замечает Успенский.

Это следует из оговорки о том, что криптовалюты должны получить признание в другом законе.

«Этот законопроект, по сути, проводит параллель между иностранными валютами и цифровыми деньгами», — разъясняет Лидия Михеева. «Ни доллар, ни евро, строго говоря, хождения на территории России не имеют. И вы имеете право их купить в банках. Для цифровых денег предлагается похожее регулирование.

Они, согласно законопроекту, не равны рублю, не имеют такого хождения, как у рубля. Когда будет принят соответствующий закон, тогда мы сможем узнать, как легально эти цифровые деньги можно приобрести и продать, на каких площадках.

И благодаря нашему законопроекту тот, кто купит их на таких площадках, будет защищен», — поясняет Михеева.

Законопроект относит цифровые объекты к понятию имущества, что, в свою очередь, позволяет говорить о наследовании таких объектов, об их купле-продаже и дарении. «Цифровое право может отчуждаться или переходить от одного лица к другому на тех же условиях (ст. 129 ГК РФ), что и объекты гражданских прав, права на которые они удостоверяют», — следует из документа.

Упрощение сделок для смарт-контрактов

Чтобы облегчить осуществление сделок с цифровыми объектами, законопроект предполагает усовершенствовать некоторые положения ГК.

Так, например, к простой письменной форме сделки предлагается приравнять выражение гражданином «своей воли с помощью электронных средств», то есть для полноценного подтверждения сделки будет достаточно нажатия клавиши ОК в смартфоне, говорится в пояснительной записке.

«Это закладывает основу для заключения того, что в обиходе называют смарт-контрактом (новый вид договора, исполнение обязательств по которому осуществляется с использованием цифровых финансовых технологий), но также позволяет и упростить совершение целого ряда односторонних сделок», — полагают авторы документа.

Для исполнения сделок по смарт-контрактам в ст. 309 ГК также предусматривается внести правило неоспоримости совершенной компьютерной программой сделки. «Никаких других норм для смарт-контрактов не требуется, в остальном для регулирования отношений сторон по таким сделкам действующий ГК вполне годен», — отмечается в записке.

Закрепление криптовалюты в качестве имущества позволит обращать на нее взыскание (в рамках исполнительного производства, при банкротстве) и передавать по наследству.

«Правда, и кредиторам, и наследникам перед предъявлением своих прав на криптоактивы необходимо будет как-то добыть информацию об их принадлежности», — объясняет генеральный директор «3В Консалтинга» и специалист по наследственному планированию Виктор Вяткин.

Кроме того, чтобы реализовать это право наследников и кредиторов, у исполнительных органов должна быть техническая возможность в принудительном порядке эти объекты передать новым владельцам.

Это важное уточнение вследствие последней судебной практики, говорят опрошенные РБК юристы.

«В российской практике уже были случаи, когда суды отказывали в приобщении цифровых активов к делам о банкротстве, «потому что не смогли увидеть криптовалюту в 128 ст. ГК» («Объекты гражданских прав». — РБК) .

В законопроекте же предлагается прямо прописать термин «цифровое право» в данной статье — это разумный ход», — считает Михаил Успенский.

В частности, в конце февраля Арбитражный суд Москвы решил не включать криптовалюты в конкурсную массу должника. Арбитраж объяснил, что криптовалюту нельзя взыскать с банкрота, так как из-за отсутствия законодательного регулирования криптовалют невозможно однозначно определить, к какой категории относятся цифровые валюты: «имущество», «активы», «информация» или «денежные суррогаты».

Положения законопроекта обеспечивают судебную защиту прав, возникающих в отношениях граждан по поводу криптовалют и токенов, говорится в пояснительной записке к законопроекту. «Для участников криптобума наличие такого правового регулирования выгодно как минимум с двух точек зрения.

Во-первых, снижается риск того, что какие-то действия в этом пока еще сером поле могут быть квалифицированы правоохранительными органами как преступление (например, мошенничество).

Во-вторых, регулирование должно обеспечить судебную защиту всех участников процесса», — поясняет Виктор Вяткин.

«Также поправки смогут пресечь манипуляции с криптовалютой при банкротстве, когда должник специально переводит все активы в крипту, чтобы избежать взыскания», — указывает Михаил Успенский.

Согласно документу внесение в ГК соответствующих поправок позволит «избежать использования токенов и криптовалют для вывода активов в нерегулируемую среду и увода из-под обращения взыскания, в том числе при банкротстве, в целях легализации доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма». О подобных рисках оборота криптовалют ранее неоднократно высказывался Центральный банк.

Законопроект, вносящий поправки в ГК, подходит более радикально к вопросу регулирования криптовалют, чем предыдущие законопроекты, и в частности законопроект «О цифровых финансовых активах», считает исполнительный директор HEADS Consulting Никита Куликов. По его мнению, это может быть поспешным решением.

Изменения в Гражданском кодексе — серьезный шаг, а криптоэкономика — еще не до конца сформировавшееся явление, и описывать его в кодексе может быть преждевременно.

«Такой специфичный вопрос, как криптовалюты, следовало бы легализовать в виде отдельного законодательного акта, в который было бы не​сложно впоследствии вносить поправки, в отличие от тяжеловесного ГК», — объясняет Куликов.

Тем не менее новый законопроект устраняет ряд концептуальных противоречий, которыми грешит законопроект о цифровых активах, говорят эксперты. «По многим вопросам авторы значительно расходятся, например по криптовалютам и смарт-контрактам.

Например, определение токена (цифрового права) более корректно, чем определение токена из законопроекта о цифровых финансовых активах.

В нем токен выпускается только для привлечения финансирования, что блокирует развитие такого направления, как токенизация иных активов», — считает Михаил Успенский.

Еще одно отличие — в законопроекте о цифровом праве и цифровых деньгах предлагается разрешить куплю-продажу токенов без каких-то прямых ограничений.

«В законопроекте же о финансовых активах обмен на фиатные деньги возможен только для токенов и только через лицензируемых операторов», — вспоминает Успенский.

С другой стороны, законопроект, внесенный ранее, содержит хороший механизм предотвращения злоупотреблений в сфере ICO, говорят юристы.

«Учитывая все это, скорее всего, в процессе работы над законопроектами в Государственной думе они будут гармонизированы или даже объединены в один законопроект. Какой из них возьмут за основу — покажет время», — заключает Виктор Вяткин.

Источник: https://www.rbc.ru/rbcfreenews/5ab8cc1e9a7947420ade0164

Аксаков: термины «криптовалюта» и «цифровая валюта» мы заменим на «цифровые права» —

Глава комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков на круглом столе «Цифровые финансовые активы (ЦФА) для банков, фондов и крупного капитала: позиция регулятора и решения для инвесторов» заявил, что из законопроектов «О цифровых финансовых активах» и «О краудфандинге» уберут понятие «цифровые деньги» и «цифровая валюта».

Правовой статус криптовалют, ICO, майнинга и краудфандинга в России еще не определен. По словам председателя правления Фонда “Сколково” Игоря Дроздова, в 2018 году Госдума РФ рассмотрит всего 27 законопроектов о криптовалюте и блокчейне.

В конце мая Госдума приняла законопроект «О цифровых финансовых активах», который регулирует криптовалютные операции. По нему криптовалюты признаются отдельным видом цифрового финансового актива, и не получают статус законного средства платежа криптовалюты в России.

Еще два других законопроекта также прошли первое чтение.

По заявлениям Анатолия Аксакова, в настоящее время все три законопроекта, включая законопроект «О цифровых финансовых активах» находятся на стадии доработки:

Как заявляет депутат, в законе «О цифровых финансовых активах» будет введено общее определение, возможно также связанное «с инвестиционными платформами и краудфандингом». В законопроекте о поправках в гражданский кодекс РФ упоминаются только «цифровые права» и смарт-контракты.

Также глава комитета Госдумы по финансовому рынку пояснил, что в России, в отличие от США, где токены разделены на utility token и security token, то есть полезные токены и токены, регулируемые законом о ценных бумагах, такого разделения предусмотрено не будет.

При этом руководство центрального банка РФ, Банка России, неоднократно заявляло, что считает применение криптовалют в качестве платежного средства преждевременным.

Также Аксаков упомянул, что Налоговый кодекс ГФ ждут изменения:

Правда, эти поправки, скорее всего, уже будут вноситься после принятия пакета из трех рассматриваемых сейчас законопроектов:

Также Аксаков добавил, что в законодательство могут быть внесены поправки, касающиеся инвесторов и инвестиционных площадок, в частности, касающиеся статуса профессиональных и непрофессиональных инвесторов:

Депутат отметил, что уже через несколько дней будут известны ответы на некоторые из этих вопросов.

Подписывайтесь на Bitnovosti в telegram!

Делитесь вашим мнением об этой новости в комментариях ниже.

Источник

Источник: https://bitnovosti.com/2018/06/14/aksakov-terminy-kriptovalyuta-i-tsifrovaya-valyuta-my-zamenim-na-tsifrovye-prava/

Цифровые права и цифровые деньги: законодательное регулирование

Главная → Статьи → Цифровые права и цифровые деньги: законодательное регулирование

Такие объекты экономических отношений, как токены и криптовалюта уже давно используются для совершения торговых операций и различных юридически значимых действий в электронном виде.

Однако их применение законодательно не урегулировано. В частности, не определено их место в ряду объектов гражданских прав. Законопроект № 424632-7, в случае принятия, устранит данную проблему.

Рассмотрим его в статье.

Проект Федерального закона № 424632-7 был внесен в Госдуму РФ 26 марта 2018 года. Его задача — дополнить необходимыми нормами Гражданский кодекс РФ и другие нормативные акты. Авторами проекта являются председатель Госдумы РФ Володин В.В. и председатель Комитета по государственному строительству и законодательству Крашенинников П.В.

По мнению авторов, принятие законопроекта позволит не только закрепить отправные гражданско-правовые нормы для регулирования оборота указанных выше объектов, для совершения и исполнения сделок в так называемой цифровой среде, но и решит целый ряд других задач.

В частности, будет обеспечена судебная защита прав, возникающих в отношениях по поводу таких объектов, в том числе защита их обладателей от злоупотреблений.

Будут устранены условия для использования таких объектов в целях вывода активов в нерегулируемую цифровую среду и увода из-под обращения взыскания, в том числе при банкротстве, в целях легализации доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма.

Включение цифровых прав в число объектов гражданских прав станет базисом для построения системы норм о налогообложении таких объектов или деятельности по их созданию и обороту.

Цифровые права

Токены предложено приравнять к видам имущественных прав. При этом вместо термина «токен» в ГК РФ будет введено базовое понятие «цифровое право» — совокупность электронных данных (цифровой код, обозначение), которая удостоверяет права на объекты гражданских прав (п. 1 новой ст. 141.1 ГК РФ).

Из документа

Проект Федерального закона № 424632-7

Статья 141.1. Цифровые права
1.

В случаях, предусмотренных законом, права на объекты гражданских прав, за исключением нематериальных благ, могут быть удостоверены совокупностью электронных данных (цифровым кодом или обозначением), существующей в информационной системе, отвечающей установленным законом признакам децентрализованной информационной системы, при условии, что информационные технологии и технические средства этой информационной системы обеспечивают лицу, имеющему уникальный доступ к этому цифровому коду или обозначению, возможность в любой момент ознакомиться с описанием соответствующего объекта гражданских прав. Указанные цифровой код или обозначение признаются цифровым правом.

Согласно пояснительной записке к законопроекту, цифровое право будет удостоверять права на вещи, иное имущество, результаты работ, оказание услуг, исключительные права.

Введение данной категории позволит:
– определить ее место в системе объектов гражданских прав (проектная редакция п. 1 ст. 128 ГК РФ);
– законодательно закрепить, что оборот объектов цифрового права осуществляется только посредством внесения записей в информационную систему (п.

 2 новой ст. 141.1 ГК РФ);
– описать оборотоспособность объектов (п. 3 новой ст. 141.1 ГК РФ), в том числе прямо допустить их куплю-продажу (п. 4 ст. 454 ГК РФ);
– предоставить защиту гражданам и юридическим лицам по сделкам, совершаемым с объектами цифрового права (п. 5 новой статьи 141.

1 ГК РФ).

Дополнение ГК РФ положениями о том, что цифровые права признаются только в случаях, предусмотренных законом, позволит стабилизировать отношения в данной области и отграничить важные для экономики сущности от второстепенных или опасных (например, бонусы по картам лояльности, виртуальные предметы в сетевых играх и т.п.), не имеющих значения или имеющих весьма ограниченное значение для экономики.

Создание цифровых прав, сферы их использования и особенности оборота будут определяться федеральными законами, содержащими нормы публичного права. Соответствующие законы будут разработаны с участием Банка России, Минфина России, Минэкономразвития РФ и других ведомств.

Авторы законопроекта отмечают, что для правильной работы определения понятия «цифровое право» нужно законодательно закрепить такой важный критерий, как существование цифрового права в информационной системе, отвечающей установленным законом признакам децентрализованной информационной системы («распределенный реестр»), например, в Федеральном законе от 27.06.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации».

Отдельно хотелось бы отметить, что одним из возможных направлений развития предложенного в ст.141.

1 ГК РФ подхода в широком смысле может стать также возможность формирования цифровых архивов юридически значимых документов при условии, что такие архивы будут обеспечивать лицу, имеющему доступ к цифровому документу, возможность в любой момент ознакомиться с описанием соответствующего цифрового документа.

К сведению
Распределенный реестр — это собирательный термин, означающий как саму базу данных, содержащую сведения о владельцах, так и ряд технологий, включая блокчеин и технологию распределенного реестра. Распределенный реестр представляет собой базу данных, которая хранится и обновляется независимо каждым участником (или узлом) в большой сети.

Совершенствование форм сделок

Значительное число волеизъявлений уже совершается путем отправки сигналов, нажатием кнопки на смартфоне, компьютере и других гаджетах. По сути, все эти действия являются юридически значимыми сообщениями (ст. 165.1 ГК РФ). Большое их количество также представляет собой односторонние сделки.

Предлагается для целей облегчения совершения сделок с цифровыми правами изменить правила ГК РФ о форме сделок, в том числе договоров (уточнения в ст. 160, 432, 493, 494 ГК РФ).

Выражение лицом своей воли с помощью электронных или иных аналогичных технических средств (в том числе при заполнении формы в интернете) будет приравнено к простой письменной форме сделки.

Изменения позволят упростить совершение целого ряда односторонних сделок и заложат основу для реализации смарт-контрактов.

К сведению
Смарт-контракт — компьютерный алгоритм, предназначенный для заключения и поддержания коммерческих контрактов в технологии блокчейн.

Письменная форма будет считаться соблюденной в случаях выражения воли с помощью технических средств, когда:
– совершения определенных действий согласно условиям достаточно для выражения воли (например, на странице сайта, в информационной системе, в приложении, установленном в смартфоне, описаны условия для нажатия клавиши ОК, и из этих условий вытекает, что нажатия достаточно для полноценного волеизъявления);
– совершения определенных действий достаточно исходя из сложившегося в соответствующей сфере деятельности обычая.

Изменения также дадут толчок новым способам выражения воли субъектов гражданского права при выдаче доверенностей, выдаче согласия на совершение сделки, отказе от договора и т.п.

Для целей исполнения сделок с цифровыми правами вводится правило — факт совершенного компьютерной программой исполнения сделки не оспаривается (изменения в ст. 309 ГК РФ). Оно будет действовать во всех случаях, кроме вмешательства в действие программы.

После идентификации пользователя в системе дальнейшее его поведение подчиняется алгоритму компьютерной программы, организующей сеть, а лицо, «покупающее» тот или иной виртуальный объект (цифровое право), получает этот объект автоматически, при наступлении указанных в пользовательском соглашении обстоятельств. Например, некое лицо является обладателем цифрового права на бокс с алмазами, имеющий индивидуализирующий его номер и хранящийся у профессионального хранителя. В информационной системе сделка с таким объектом будет исполнена «автоматически», без дополнительных распоряжений или иных волеизъявлений сторон сделки. У продавца будет списано цифровое право, а у покупателя деньги, и оспорить эти списания по общему правилу будет нельзя. Фактически воля, направленная на заключение договора, включает в себя и волю, направленную на исполнение возникшего из договора обязательства.

Таким образом, на практике будет реализована возможность регулирования законами прямого действия «автоматического» наступления обусловленных договором последствий и «автоматической» реализации соответствующих обязательств, а также разного рода роботизированных операций, которые уже применяются, например, в биржевой торговле. Такие изменения, на наш взгляд, фактически будут способствовать законному ускорению делового оборота при помощи современных цифровых методов и инструментов. Особое внимание при этом, безусловно, должно быть уделено вопросам информационной безопасности.

Вопрос легализации сбора и обработки big data

Предлагается ввести в ГК РФ конструкцию договора об оказании услуг по предоставлению информации (новая ст. 783.1 ГК РФ) и расширить понятие базы данных (корректируется абз. 2 п. 2 ст. 1260 ГК РФ). Это необходимо для решения вопроса о легализации сбора и обработки значительных массивов обезличенной информации (big data).

Новая конструкция договора позволит отразить интерес сторон в том, чтобы передаваемая заказчику информация не использовалась третьими лицами («договором может быть предусмотрена обязанность одной из сторон или обеих сторон не совершать в течение определенного периода действий, в результате которых информация может быть раскрыта третьим лицам»). Как известно, в российском правопорядке допускаются обязательства с негативным содержанием (п. 1 ст. 307 ГК РФ).

По мнению авторов законопроекта, понятие базы данных в настоящее время толкуется чрезмерно ограничительно. Они предлагают заменить его на более общее – «совокупность данных или сведений».

Расширение  даст возможность считать базой данных свод любого массива информации, что в конечном итоге позволит применять такие объекты в договорах в области прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, авторского права, патентного права и других, предусмотренных частью 4 ГК РФ.

В крупном плане, мы считаем, что развитие законотворчества далее может происходить в направлении формирования обширной нормативно-правовой базы, регулирующей использование «массовых данных», в дополнение к уже существенно проработанным нормативным вопросам регулирования «персональных данных». Ввиду того, что использование больших данных имеет также свои потенциальные условия и ограничения, порядок их обработки и распространения, на наш взгляд, должен быть отрегулирован.

Цифровые деньги

Используемое в обиходе понятие «криптовалюта» предложено закрепить в ГК РФ как «цифровые деньги». По общему правилу они не будут обязательны к приему при осуществлении всех видов платежей, для зачисления на счета, во вклады и для перевода на всей территории РФ.

Однако в случаях и на условиях, установленных законом (то есть в перспективе), они смогут использоваться физическими и юридическими лицами в качестве платежного средства (п. 2 новой статьи 141.2 ГК РФ) в контролируемых объемах и в дополнительно урегулированном порядке.

Из документа

Проект Федерального закона № 424632-7

Статья 141.2. Цифровые деньги
1.

Цифровыми деньгами может признаваться не удостоверяющая право на какой-либо объект гражданских прав совокупность электронных данных (цифровой код или обозначение), созданная в информационной системе, отвечающей установленным законом признакам децентрализованной информационной системы, и используемая пользователями этой системы для осуществления платежей.
2.

Цифровые деньги не обязательны к приему при осуществлении всех видов платежей, для зачисления на счета, во вклады и для перевода на всей территории Российской Федерации, однако в случаях и на условиях, установленных законом, могут использоваться физическими и юридическими лицами в качестве платежного средства.

По мнению авторов законопроекта, цифровые деньги — это лишь условные единицы, созданные с помощью вычислительных технологий. Они не обеспечены золотом или иными активами.

При этом в целях описания того, каким образом будет осуществляться оборот цифровых денег (в случаях и в пределах, предусмотренных законом), предложен известный юридико-технический прием — правила о цифровых правах будут применяться к цифровым деньгам (проектируемая ст. 141.2 ГК РФ). То есть в информационной системе будут существовать записи об обладателях цифровых денег и об их переходе от одного лица к другому только с помощью записи.

Описанный выше прием, как считают авторы законопроекта, позволит включить цифровые деньги в конкурсную массу должника и в наследственную массу. Однако для этого нужна техническая возможность принудительного совершения записи о новом обладателе прав на цифровые деньги.

Отметим, что в марте 2018 года Арбитражный суд города Москвы не включил содержимое криптокошелька в конкурсную массу должника (Определение Арбитражного суда г. Москвы от 05.03.2018 по делу № А40-124668/17-71-160Ф).

Судьи указали, что исходя из прямого толкования норм права, криптовалюта не относится к объектам гражданских прав, находится вне правового поля на территории РФ, исполнение сделок с криптовалютой, ее транзакции не обеспечиваются принудительной силой государства.

Кроме того, отсутствие в системе криптовалюты контролирующего центра и анонимность пользователей криптовалют не позволяет с определенностью установить принадлежность криптовалюты в криптокошельке именно гражданину – должнику.

Предложено также использовать цифровые деньги наряду с иностранной валютой при формулировании валютных оговорок в соглашениях (ст. 317 ГК РФ).

В заключение отметим, что подход к регулированию вопросов, связанных с цифровыми деньгами, должен быть очень взвешенным и осторожным.

С одной стороны, отсутствуют инструменты их обеспечения и оперативного государственного регулирования, и это может привести к непропорциональным экономическим спекуляциям.

С другой стороны, существует риск оттока капитала в случае, если инструменты «цифровых валют» будут исключительно иностранными. Именно поэтому все же необходимо осуществлять медленное, но верное движение в сторону регулирования цифровых денег.

В целом нововведения благоприятно скажутся на деятельности граждан и юридических лиц. Будут созданы правовые условия для совершения и исполнения цифровых сделок, а также устранены риски возникновения негативных последствий и возможных судебных разбирательств.

Денис Ефименко, эксперт по финансовому законодательству ООО «Электронный Экспресс», 17.04.2018

Свежие новости цифровой экономики на нашем канале в Телеграм

Нужна электронная подпись? Достаточно оставить заявку. Мы поможем выбрать нужный в вашем случае тип сертификата электронной подписи, расскажем как его применить и предоставим другие дополнительные услуги. Оставить заявку >>

Источник: https://www.garantexpress.ru/statji/zifrovie-prava-i-zifrovie-dengi-zakonodatelnoe-regulirovanie/

Токен заменят «цифровым правом», а криптовалюты «цифровыми деньгами»

26 марта председатель Госдумы Вячеслав Володин и глава думского комитета по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников внесли на рассмотрение в Госдуму РФ законопроект «О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации». Авторы предлагают ввести в гражданское законодательство несколько ключевых понятий, включая «цифровое право» и «цифровые деньги», а также устранить пробелы в праве, касающиеся «самоисполняемых сделок» (смарт-контрактов).

Вместо термина «токен» в законодательных документах планируют употреблять понятие «цифровое право». Как считают депутаты, предлагаемое ими определение лучше отвечает традициям российского право. Вместе с тем в документе подчеркивается, что «цифровые права» по своей сути близки к ценным бумагам.

Также законотворцы собираются внести понятие «цифровые деньги» вместо более привычного термина «криптовалюты». Авторы проекта обращают внимание в тексте документа, что «цифровые деньги» не являются законным средством платежа.

При этом отмечается в перспективе возможное использование криптовалют в качестве платежного средства, но «в контролируемых объемах и в дополнительно урегулированном порядке».

Кроме того, депутаты подчеркивают различие между «цифровыми правами» и «цифровыми деньгами»:

К тому же авторы проекта предлагают расширить понятие базы данных. По их мнению, оно слишком ограниченно из-за родового понятия «совокупность материалов», которое авторы проекта предлагают заменить на «совокупность данных или сведений» и включить в него определение Big Data.

В контексте легализации Big Data также вводится конструкция договора об оказании услуг по предоставлению информации (новая статья 783 ГК):

Среди предложенных Володиным и Крашенинниковым поправок была и попытка заложить основу функционирования смарт-контрактов: они предложили приравнять к простой письменной форме сделки выражения лицом своей воли с помощью электронных средств.

Помимо всего прочего законодатели предлагают сделать неоспоримым факт исполнения сделки компьютерной программой. В проекте функционирование смарт-контракта описано следующим образом:

Как считают авторы, действующий для регулирования смарт-контрактов Гражданский кодекс «вполне годен», потому других норм не требуется.

По задумке депутатов, законопроект призван заложить основу для возможности нормативно-правового регулирования рынка криптовалют, смарт-контрактов и сферы Big Data, обеспечить защиту прав держателей цифровых активов, а также создать базис для возможности налогообложении цифровых денег.

Источник: Bankiros.ru

Источник: https://bankiros.ru/news/volodin-hocet-zamenit-v-gk-rf-token-na-cifrovoe-pravo-i-kriptovaluty-na-cifrovye-dengi-1186

Ряд российских законов о криптовалюте подверглись критике со стороны экспертов | Криптовалюта.Tech

22 мая депутаты Государственной Думы РФ в первом чтении одобрили законопроекты «О цифровых финансовых активах», «О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса (ГК) РФ», «Об альтернативных способах привлечения инвестиций (краудфандинге)».

Эксперты проанализировали эти законопроекты и указали на их сильные и слабые стороны. Вторых, впрочем, оказалось больше.

Артем Толкачев, директор ООО «Делойт Консалтинг»

Несмотря на несогласованность терминов, а также подходов к регулированию, ни один из рассматриваемых проектов нельзя назвать запретительным: каждый из них признает наличие новой формы экономического блага — будь то цифровой финансовый актив, цифровое право или токен, — фиксация которого и распоряжение которым осуществляется в специальном реестре.

При этом в законопроекте о «О цифровых финансовых активах» и законопроекте «О поправках к ГК» существует деление на криптовалюту и токены, а законопроект «О краудфандинге» и вовсе не оперирует понятием криптовалюты.

Прямое указание в законе на наличие нового объекта — криптовалюты — должно благотворно сказаться на бизнесе, который в настоящий момент испытывает большие трудности: операции с криптовалютой периодически связывают с выпуском и оборотом денежных суррогатов и совершением операций, запрещенных законодательством о противодействии отмыванию денежных средств, полученных преступным путем.

В целом, этот подход уравновешен более прагматичным взглядом налоговой службы, которая уже сейчас дает, хотя и в самом общем виде, разъяснения по налогообложению операций с криптовалютой как для физических, так и для юридических лиц.

Между тем уже сейчас понятно, что предлагаемое регулирование по многим вопросам не соответствует деловой практике, а потому его применение будет либо невозможным, либо неэффективным.

Например, порядок обращения криптовалют, установленный в законопроекте «О цифровых финансовых активах», достаточно жестко регламентирован и затрудняет практическую возможность участия инвесторов и эмитентов в обороте цифровых активов. Судя по тексту законопроекта, предлагается не просто ввести специальных субъектов — операторов обмена цифровых финансовых активов, но и установить существенные ограничения на совершаемые с их помощью операции.

Одним из них является требование о прохождении полной идентификации лиц, совершающих сделки с криптовалютой, с отсылкой на текущее законодательство по противодействию отмыванию денег и финансированию терроризма.

При этом остаются открытыми вопросы, связанные с применением данных требований на практике.

К ним относится, например, необходимость использования совершенно новых методов выявления источника происхождения криптоактивов и мониторинга операций с ними, а также возможность проведения упрощенной идентификации дистанционным способом.

В целом концепция проведения операций с цифровыми активами также кардинально изменяется по сравнению с текущей установленной рыночной практикой: для операций становится необходим цифровой кошелек, который будет открываться исключительно российским оператором обмена цифровых финансовых активов.

С учетом ограничений, вводимых законопроектом «О цифровых финансовых активах», высокая привлекательность российских проектов для иностранных инвесторов является крайне маловероятной. Помимо этого, практическая возможность участия российских резидентов в иностранных ICO-проектах без нарушений российского законодательства также представляется затруднительным.

Предлагается также не допускать обмен одних цифровых активов на другие – обмен возможен только на рубли и иностранную валюту.

Законопроект «О внесении изменений в ГК РФ» прямо указывает на возможность использования цифровых денег (фактически — криптовалют) в качестве платежного средства. Правда, как и почти всякое положение этого законопроекта, оно отсылает к правилам, установленным специальным законом. Соответственно, использовать криптовалюту для осуществления расчетов по сделкам по приобретению токенов нельзя.

Одним из последствий такого запрета будет невозможность проведения ICO в привычном понимании: сегодня большинство проектов используют смарт-контракты, привлекая средства в криптовалютах, — с использованием смарт-контрактов.

В концепцию традиционного ICO также не вписываются и положения законопроекта «О краудфандинге»: инвестиции в проект могут осуществляться только безналичными денежными средствами, которые перечисляются на номинальный счет, открытый оператору инвестиционной платформы.

Многочисленные разногласия с устоявшейся практикой порождают неразрешенный вопрос: как же предлагается решать задачу регулирования процесса привлечения финансирования, который показал столь активный рост в прошлом году?

Законопроект «О цифровых финансовых активах» отличают упрощенные правила по раскрытию информации для эмитентов токенов; кроме того, эмитент наделен правом определять конкретные условия сделки по продаже токенов.

Установление простых правил раскрытия информации для эмитентов, скорее всего, объясняется тем, что законодатель делает ставку на защиту инвестора путем установления ограничений на участие в финансировании: свободно участвовать в ICO по новым правилам смогут квалифицированные инвесторы; для неквалифицированных инвесторов будет устанавливаться предельная сумма инвестиций. При этом стоит отметить, что текущая рыночная практика сводится как раз к тому, что основное число инвесторов в ICO-проекты составляют неквалифицированные инвесторы, в то время как институциональные инвесторы только начинают с большой осторожностью осваивать этот рынок. В этой связи указанные ограничения могут существенно повлиять на успешность ICO-кампаний.

Законопроект «О краудфандинге» предлагает несколько вариантов прав, которые могут олицетворять токены, их перечень настолько широк, что фактически и эмитент может выбрать любую стратегию для обоснования продажи токенов.

При этом, к сожалению, ни законопроект «О цифровых финансовых активах», ни законопроект «О краудфандинге» не предполагает закрепления инвестиционного договора, который мог бы стать одной из самый востребованных конструкций на рынке: такой договор предполагал бы получение дохода в зависимости от финансовых показателей эмитента токенов без права на управление в компании, которое мало интересует новое поколение инвесторов.

Для неквалифицированных инвесторов в законопроекте «О краудфандинге» также предусмотрено ежегодное ограничение на сумму инвестиций, совершенных с использованием инвестиционных платформ.

Аналогичное пороговое значение по получаемым средствам в течение одного календарного года будет установлено для лиц, привлекающих инвестиции, включая эмитентов токенов. Соответствующие количественные ограничения будут устанавливаться Банком России.

В первоначальной версии законопроекта, опубликованной на сайте ЦБ РФ, пороговые значения были установлены в объеме 500 тысяч и 200 млн рублей соответственно.

Установление количественных значений может поставить под вопрос целесообразность выбора краудфандинга в качестве альтернативы для привлечения инвестиций в целом и создает ряд противоречий: с учетом серьезных ограничений законодатель пытается перевести в разряд целевой аудитории квалифицированных инвесторов; при этом данный тип инвесторов, как правило, не заинтересован в участии в ICO-кампаниях на небольшие суммы, равно как организации, которые обычно привлекают средства от квалифицированных инвесторов.

Также законопроект «О краудфандинге» вводит нового субъекта — оператора инвестиционной платформы — и определяет требования к такому субъекту, а также отделяет его ответственность от ответственности эмитента токенов, что также положительно скажется на создании необходимой инфраструктуры и совершенствовании и повышении безопасности процесса привлечения инвестиций.

При этом для операторов инвестиционных платформ Банк России предлагает процедуру включения в реестр, а не лицензирования (деятельность операторов обмена цифровых финансовых активов, напротив, предполагает получение лицензии в рамках законодательства об организованных торгах и законодательства о рынке ценных бумаг).

На данный момент неясно, как будут соотноситься эти субъекты, учитывая, что деятельность операторов инвестиционных платформ будет распространяться на посредничество не только при выпуске токенов, но и при реализации других способов привлечения финансирования, в том числе в рамках законодательства о рынке ценных бумаг.

В завершение стоит отметить, что ни один из законопроектов, которые до сих пор предлагались в качестве основы для регулирования криптовалют в России, не затрагивает вопросов бухгалтерского и налогового учета цифровых активов и не рассматривает деталей обращения взыскания на цифровое имущество в рамках исполнительного производства с учетом множества особенностей, связанных с их эмиссией и оборотом. Это еще одна из причин, помимо всех вышеперечисленных, которая дает основание предположить, что в краткосрочной перспективе предложенное регулирование в текущей редакции вряд ли сможет охватить базовые практические вопросы инвесторов и интернет-проектов, ставя тем самым под сомнение привлекательность российского рынка.

Игорь Судец, директор программы дополнительного образования Blockchain Lawyers

Источник: https://cryptocurrency.tech/ryad-rossijskih-zakonov-o-kriptovalyute-podverglis-kritike-so-storony-ekspertov/

Госдума предложила признать криптовалюту имуществом

Депутаты нашли место криптовалютам в законодательстве

Евгений Разумный / Ведомости / Ведомости

В России может появиться правовое определение криптовалюты.

Оно предложено в проекте поправок в Гражданский кодекс, которые внесли в Госдуму ее председатель Вячеслав Володин и председатель комитета по госстроительству законодательству и Павел Крашенинников.

Проект закрепляет общие понятия, после его принятия власти смогут регулировать новый рынок и признавать сделки в цифровой среде, говорится в пояснительной записке.

Власти пытаются написать рамочный закон, который не противоречил бы существующей законодательной базе и не требовал бы ее серьезного изменения, указывает гендиректор Tokenbox Павел Салас.

В проекте определяются базовые понятия «цифровое право» (в обиходе токен) и «цифровые деньги» (криптовалюта). Это легализует криптовалюты, вводит их в правовое поле, объясняет партнер Taxology Михаил Успенский. «Это вводные шаги, за которыми должна появиться трактовка, определение возможных действий с ним», – считает партнер KPMG Николай Легкодимов.

Ранее свою версию законопроекта о регулировании криптовалют подготовил Минфин. В Госдуму он еще не внесен.

Цифровое право по своей сущности близко к ценной бумаге – это совокупность электронных данных, которые подтверждают право собственности, следует из проекта. Криптовалюту законным средством платежа он не признает. Но это может произойти в будущем, когда порядок операций будет дополнительно урегулирован, говорится в пояснительной записке.

Законопроект Минфина предусматривал ограниченный оборот криптовалюты через лицензируемых посредников, а проект депутатов предлагает прямо разрешить куплю-продажу токенов, рассуждает Успенский. «Неизвестно, появятся ли законопроекты, которые разрешат платежные операции с криптовалютой, и не введут ли они условия, которые не будут интересны рынку», – рассуждает Легкодимов.

Законопроект предполагает, что на цифровые деньги будут распространяться те же правила, что и на цифровые права – т. е. в информационной системе должны существовать записи о владельцах цифровых денег, а передавать их можно только с помощью записи. Это позволит включить цифровые деньги в конкурсную массу должника и в наследство.

После того как недавно столичный арбитраж отказался включать биткойн в конкурсную массу, многие восприняли криптовалюту как идеальную схему вывода активов, законопроект это пресекает, говорит Успенский. Государство не хочет обезличенного оборота криптовалют, подмечает Салас.

Сегодня права на те же биткойны могут быть переданы без внесения каких-либо записей в блокчейн, объясняет партнер юридической фирмы «Бузько и партнеры» Роман Бузько.

По законопроекту большинство сделок могут перестать быть анонимными – это понятная цель государства, но неизвестно, насколько она понравится пользователям, сомневается он.

Определив криптовалюту как имущественные права, проект позволит взимать НДС со сделок с ней, говорит Легкодимов. А людям придется платить налог с разницы между ценой покупки и продажи, указывает Успенский: «Кроме того, нельзя будет освободиться от налога, если человек держал криптовалюту более трех лет».

Законопроект создает фундаментальную основу для развития цифровой экономики и, в частности, появления нового класса активов для инвесторов, говорит предправления НРД Эдди Астанин.

«С ЦБ и ключевыми участниками рынка мы работаем над созданием инфраструктуры учета цифровых активов, включающей в том числе технологии ответственного хранения ключей и цифровых активов, определения их справедливой стоимости и регистрации смарт-контрактов», – рассказывает он.

Наличие такой инфраструктуры принципиально важное условие для прихода на этот рынок институциональных инвесторов и его динамичного развития и роста капитализации, заключает Астанин.

Источник: https://www.vedomosti.ru/economics/articles/2018/03/27/754974-gosduma-kriptovalyutu-imuschestvom

Ссылка на основную публикацию