Новый законопроект по регулированию смарт-контрактов в россии

Умное регулирование умных контрактов

Смарт-контракты — это инструмент с огромным потенциалом.  Они автоматизируют правоотношения: платежи, фиксацию фактов, исполнение обязательств.  Несмотря на свою незаметность, они в итоге могут изменить бизнес до неузнаваемости — радикально ускорить, удешевить и сделать безопаснее.  А право с его цифровизацией во многом перестанет быть минным полем.

Однако неаккуратное обращение со смарт-контрактами, прежде всего, со стороны законодателя, может существенно замедлить их внедрение.  Поэтому связанные с ними инициативы лучше оценивать на самых ранних стадиях. 

Законотворческий май запомнится принятием в первом чтении сразу двух законопроектов, касающихся новых цифровых категорий в праве.

  Проект о цифровых финансовых активах (ЦФА), который задумывался, чтобы обеспечить, прежде всего, защиту от недобросовестного привлечения денег в рамках размещения токенов (т. н. ICO).

  И проект изменений в ГК, направленный на закрепление на общем уровне основных понятий и правил регулирования цифровых прав и цифровых денег.

И в одном, и в другом проектах есть предложения по регулированию смарт-контрактов — сделок, полностью или частично исполняемых с помощью программных алгоритмов. О них и поговорим.

Зачем их в принципе регулировать

Смарт-контракты при правильном подходе можно встраивать в полноценную работу уже сейчас. Однако смысл их фиксации в законе в том, чтобы снять лишние вопросы и риски, которые могут возникнуть при проверках госорганов, в судах, у нотариусов и т. д.  Рамочное регулирование упрощает внедрение полноценных самоисполняемых сделок в промышленных масштабах.

Где смарт-контрактам место

Смарт-контракты касаются всего бизнеса, а не только небольшой части инвестиционных сделок в рамках ICO.

Законопроектом об изменениях в Гражданский кодекс предлагается зафиксировать смарт-контракты непосредственно в общем документе (ГК).  И это правильный подход.  Он не позволяет общим правилам «расползаться» по специальным законам. Не порождает на практике ненужных споров о применимости к отношениям, которые не регулируются специальным законом.

Однако определение смарт-контрактов есть и в проекте о ЦФА, хотя там ему совсем не место.

 Во-первых, в них просто нет потребности — если упоминание смарт-контракта убрать, ни одна из норм не потеряет смысл, а цели проекта будут по-прежнему достижимы.

  Во-вторых, непонятно, как соотносятся смарт-контракты из проекта о ЦФА со сделками с «автоматизированным исполнением обязательств» из правок в ГК.

Какое определение лучше

Несмотря на то, что закон о ЦФА должен быть совместимым с ГК на уровне определений, сейчас это не так.  Различаются и дефиниции смарт-контрактов.

Авторы проекта о ЦФА, похоже, просто позаимствовали подход белорусских коллег, нормативно определивших смарт-контракты в декабре 2017.

В результате, в проекте фактически просто описали умные контракты в том виде как увидели их в ICO, и как они работают на популярных блокчейн-платформах (прежде всего, EthereumВиталика Бутерина).

  Это не очень профессиональный подход по разным причинам, но, в том числе, потому что ставит под вопрос контракты, которые технологически работают по-другому, но при этом несут ту же ценность для бизнеса.

В проекте изменений в ГК к определению смарт-контрактов более вдумчивый подход. Авторы использовали метод описания сути отношений, а не внешних признаков. В итоге, предлагают не вводить новую сущность, давая специальное определение, а лишь уточнить уже существующие положения по сделкам и обязательствам (даже не используя термин «смарт-контракт»).

Это правильнее, поскольку соответствует одному из правил эффективного нормотворчества — минимально необходимым изменениям, т. е. таким изменениям, которые позволяют урегулировать новые отношения и сферы с минимальной корректировкой законодательства.

С практической точки зрения это тоже плюс, т. к. позволяет более эффективно внедрять новые технологии, способные существенно изменить деловую практику. 

Какова сфера применения

Применение смарт-контрактов значительно шире, чем ICO и операции с токенами.  В действительности, в них прежде всего, заинтересован реальный сектор. На них можно автоматизировать договорные и корпоративные правоотношения. 

Смарт-контракты в цифровой экономике нужны для обычных сделок (которых 99%), а не только транзакций внутри ограниченной блокчейн-среды (где по-прежнему пока доминирует хайп, но не всегда конкретная деловая ценность).

Поэтому попытка авторов проекта о ЦФА искусственно ограничить сферу для смарт-контрактов только цифровыми транзакциями выглядит странно. 

Проект изменений в ГК эту ситуацию исправляет. Важно, чтобы реальный, не связанный с криптоэкономикой бизнес воспринимал смарт-контракты как то, чем может воспользоваться уже сегодня. 

Что это за форма

Пока юридическое сообщество не пришло к единому мнению о сути смарт-контракта — варианты квалификации разнятся, включая такие экзотические как отнесение к новому виду договора.

Авторы проекта о ЦФА решили придумать для смарт-контрактов новую, неизвестную нашему праву форму договора — электронную. 

Совершенно не обязательно захламлять законодательство новыми сущностями, когда в них нет потребности.  Форму смарт-контрактов достаточно приравнять к письменной форме сделок.  (И тем более не пытаться сделать из них отдельный вид договора.)

Такое решение имеет большое практическое значение, поскольку позволяет избежать ненужных споров о том, была ли заключена сделка, согласованы ли её условия и какие правила к ней следует применять сторонам. Как работать с письменными сделками прекрасно знают и бизнес, и государственные органы с судами.  И к общей удаче, именно такой подход реализован в предлагаемых изменениях в ГК.

Должна ли быть привязка к технологии 

Авторы проекта о ЦФА решили наступить на классические грабли при регулировании технологических отраслей — включили в определение смарт-контракта привязку к конкретной технологии (распределённых реестров). 

Разработчикам изменений в ГК удалось избежать этой ошибки в отношении смарт-контрактов (правда, при определении понятий «цифровые права» и «цифровые деньги» рука авторов дрогнула и в тексте появились децентрализованные информационные системы). 

Отсутствие указания на конкретную технологию абсолютно разумно, т. к. смарт-контракты на распределённых реестрах — лишь один из множества сценариев автоматизации правоотношений.  Могут быть и другие варианты.  И целесообразно конкретное технологическое решение оставлять на усмотрение сторон сделки, а не предписывать что-то определённое.  

Такой подход соответствует и одному из базовых принципов нормотворчества — технологической нейтральности. Иначе придётся переписывать законы каждые 2–3 года, под очередные новые технологии.  Что вряд ли разумно, учитывая всё возрастающую нагрузку на законодателей.

Что дальше

Подводя итог. После появления проекта изменений в ГК увеличились шансы, что смарт-контракты получат нормальное регулирование, которое стимулирует к их активному внедрению. Что, в свою очередь, поможет бизнесу повысить эффективность правоотношений, снизить транзакционные издержки и споры из-за неисполнения обязательств.

Для начала неплохо бы синхронизировать два законопроекта. Будет совершенно логично убрать упоминание смарт-контрактов из проекта о ЦФА. 

Предложенные же изменения в ГК разумно дополнить положениями, которые уже на первоначальной стадии позволят снять некоторые проблемы для бизнеса при внедрении смарт-контрактов. 

Так, желательно дополнить правилами приоритета между версиями договора на естественном и машиночитаемом языке (смарт-контракте), уточнить порядок применения смарт-контрактов в расчётах, зафиксировать общие правила использования смарт-контрактов в корпоративных отношениях. 

Законопроект можно продолжать совершенствовать, но уже сейчас есть шанс, что появится адекватное регулирование смарт-контрактов, не зацикленное вокруг модных сейчас слов ICOи «токены». Остаётся надеяться, что процессе доработки этого законопроекта он не наполнится правками, которые сведут на нет всё позитивное, и оставят смарт-контракты уделом криптоактивистов.  

Книга о смарт-контрактах

Больше и глубже о смарт-контрактах можно прочитать в моей книге «Смарт-контракты: что, зачем и как» — https://www.simplawyer.com/store/smart-contracts/smart-contracts-book/

Источник: https://zakon.ru/blog/2018/05/24/umnoe_regulirovanie_umnyh_kontraktov

Блокчейн вместо юриста: как работают смарт-контракты в России

Что такое блокчейн-технология смарт-контракт, как его используют и чего уже удалось добиться в этой сфере на практике?

Министерство финансов РФ ранее опубликовало законопроект о цифровых финансовых активах, который должен положить начало законодательному регулированию технологии блокчейн. В документе упомянуты и смарт-контракты, которые считаются потенциально одной из самых перспективных блокчейн-технологий.

Вторым по популярности блокчейн-проектом в мире является Ethereum (криптовалюта эфир), его основал Виталик Бутерин в 2013 году. Эта платформа является децентрализованной системой для работы различных онлайн-сервисов.

Смарт-контракт в подобной системе обеспечивает гарантии проведения сделки: записи о совершенных в рамках контракта транзакциях находятся в децентрализованном реестре блокчейна — все участвующие в цепочке видят любое изменение. Защиту сделки также обеспечивает криптография, применяемая в блокчейн-проектах.

Работа смарт-контрактов обеспечивается программой, посредники и двоякое толкование одних и тех же пунктов договора таким образом исключаются из процесса сделки. Все риски можно исключить, правильно настроив параметры работы программы. Фальсифицировать подобный контракт не получится.

— Смарт-контракт — это электронный алгоритм или условие, при выполнении которого стороны могут обмениваться деньгами, недвижимости, акциями и другими активами, — рассказывает Артем Деев, ведущий аналитик Amarkets. — Для реализации «умного контракта» нужно иметь децентрализованную сеть, где все участники имеют равные права. В качестве финансового инструмента используется криптовалюта.

Смарт-контракт находится в распределенном реестре, а не в одном конкретном блоке, и отследить цепочку, а значит и узнать условия, сумму сделки, участников, счета и прочие детали контракта очень сложно, вероятность сводится практически к нулю, — продолжает эксперт. — Найдя один пункт смарт-контракта, вычислить все остальное не представляется возможным. Также нельзя нарушить условия сделки в одностороннем порядке.

Практическое применение

Многие эксперты считают, что развитие смарт-контрактов изменит отношения между юридическими и физическими лицами в будущем, а также сократит количество профессий. Применение данной технологии может оставить без работы людей, которые связанны с заключением договоров.

Банки, юридические фирмы и прочие компании постараются сократить издержки на администрирование. Старые договоры, заключавшиеся на бумаге, заменят цифровыми контрактами, которые будут максимально точны и надежны, все обязательства по ним будут исполняться автоматически.

Как и для всех проектов, реализованных по блокчейн-технологии, для работы со смартконтрактами требуются узкоспециальные знания. На данный момент это препятствует распространению новой технологии.

Сегодня для платежей по смарт-контрактам может использоваться только криптовалюта: в проекте Ethereum для этой цели используются эфиры, но уже в ближайшее время они могут получить широкое распространение.

— С помощью смарт-контрактов можно заключать сделки с недвижимостью, — считает Артем Деев. — Допустим, арендатор заключает договор с арендодателем на определенный промежуток времени.

В блокчейне фиксируется залог и сумма за первый месяц. После этого арендатор получает ключи от квартиры.

Для полноценной работы умного контракта замок арендуемого жилья должен быть подключен к интернету: если ко второму месяцу арендатор не успел внести сумму, то он блокируется.

При использовании смарт-контракта страхуется сделка, продавец получает деньги, мошенничество невозможно.

Считается также, что новая технология сможет быть применена на выборах, в страховании, налогообложении и нотариате.

Однако, по мнению IT-эксперта Александра Красоткина, на данный момент сложно говорить о каких либо серьезных достижениях по этому направлению, так как успешных серийных проектов еще не существует:

— Пока по смарт-контрактам успешных проектов, заточенных именно на них, нет, — рассказывает Красоткин. — Есть реализованные с их помощью аккредитивы: в США у Bank of America и у нас в «Райффайзене». Но там много вопросов, в том числе и по целесообразности использования этой технологии. Пока это концепт, с которым играют, экспериментируют, но бизнес-историй там практически нет.

Источник: https://news.rambler.ru/other/39096209-blokcheyn-vmesto-yurista-kak-rabotayut-smart-kontrakty-v-rossii/

Блокчейн вместо юриста: как работают смарт-контракты в России

Что такое блокчейн-технология смарт-контракт, как его используют и чего уже удалось добиться в этой сфере на практике?

Министерство финансов РФ ранее опубликовало законопроект о цифровых финансовых активах, который должен положить начало законодательному регулированию технологии блокчейн. В документе упомянуты и смарт-контракты, которые считаются потенциально одной из самых перспективных блокчейн-технологий.

Вторым по популярности блокчейн-проектом в мире является Ethereum (криптовалюта эфир), его основал Виталик Бутерин в 2013 году. Эта платформа является децентрализованной системой для работы различных онлайн-сервисов.

Смарт-контракт в подобной системе обеспечивает гарантии проведения сделки: записи о совершенных в рамках контракта транзакциях находятся в децентрализованном реестре блокчейна — все участвующие в цепочке видят любое изменение.

Защиту сделки также обеспечивает криптография, применяемая в блокчейн-проектах. Работа смарт-контрактов обеспечивается программой, посредники и двоякое толкование одних и тех же пунктов договора таким образом исключаются из процесса сделки.

Все риски можно исключить, правильно настроив параметры работы программы. Фальсифицировать подобный контракт не получится.

— Смарт-контракт — это электронный алгоритм или условие, при выполнении которого стороны могут обмениваться деньгами, недвижимости, акциями и другими активами, — рассказывает Артем Деев, ведущий аналитик Amarkets. — Для реализации «умного контракта» нужно иметь децентрализованную сеть, где все участники имеют равные права. В качестве финансового инструмента используется криптовалюта. 

Смарт-контракт находится в распределенном реестре, а не в одном конкретном блоке, и отследить цепочку, а значит и узнать условия, сумму сделки, участников, счета и прочие детали контракта очень сложно, вероятность сводится практически к нулю, — продолжает эксперт. — Найдя один пункт смарт-контракта, вычислить все остальное не представляется возможным. Также нельзя нарушить условия сделки в одностороннем порядке. 

Практическое применение

Многие эксперты считают, что развитие смарт-контрактов изменит отношения между юридическими и физическими лицами в будущем, а также сократит количество профессий. Применение данной технологии может оставить без работы людей, которые связанны с заключением договоров.

Банки, юридические фирмы и прочие компании постараются сократить издержки на администрирование. Старые договоры, заключавшиеся на бумаге, заменят цифровыми контрактами, которые будут максимально точны и надежны, все обязательства по ним будут исполняться автоматически.

Как и для всех проектов, реализованных по блокчейн-технологии, для работы со смартконтрактами требуются узкоспециальные знания. На данный момент это препятствует распространению новой технологии.

 Сегодня для платежей по смарт-контрактам может использоваться только криптовалюта: в проекте Ethereum для этой цели используются эфиры, но уже в ближайшее время они могут получить широкое распространение.

 — С помощью смарт-контрактов можно заключать сделки с недвижимостью, — считает Артем Деев. — Допустим, арендатор заключает договор с арендодателем на определенный промежуток времени.

В блокчейне фиксируется залог и сумма за первый месяц. После этого арендатор получает ключи от квартиры.

Для полноценной работы умного контракта замок арендуемого жилья должен быть подключен к интернету: если ко второму месяцу арендатор не успел внести сумму, то он блокируется.

При использовании смарт-контракта страхуется сделка, продавец получает деньги, мошенничество невозможно.

Считается также, что новая технология сможет быть применена на выборах, в страховании, налогообложении и нотариате.

Однако, по мнению IT-эксперта Александра Красоткина, на данный момент сложно говорить о каких либо серьезных достижениях по этому направлению, так как успешных серийных проектов еще не существует:

— Пока по смарт-контрактам успешных проектов, заточенных именно на них, нет, — рассказывает Красоткин. — Есть реализованные с их помощью аккредитивы: в США у Bank of America и у нас в «Райффайзене». Но там много вопросов, в том числе и по целесообразности использования этой технологии. Пока это концепт, с которым играют, экспериментируют, но бизнес-историй там практически нет.

Источник: https://sobesednik.ru/tehnologii/20180208-blokchejn-vmesto-yurista-kak-rabotayut-smart-kontrakty-v-rossii

Смарт-контракты

Развитие электронных технологий создает для бизнеса новые возможности. В том числе это касается смарт-контрактов: с их помощью можно частично автоматизировать процесс исполнения обязательств. Что понимают под такими контрактами.

Что такое смарт-контракт и как его применять в бизнесе

В 1994 году американский специалист в области информатики и права Ник Сабо выдвинул идею компьютерного алгоритма, который самостоятельно выполнял бы транзакции в рамках исполнения договора. Сначала идея получила развитие в сфере электронной коммерции.

В настоящий момент подобные алгоритмы начинают применять более широко. Под смарт-контрактом (или умным контрактом) понимают программу, которая выполняет условия договора сообразно поставленной задаче.

Программа отслеживает соблюдение пунктов договора, выявляет нарушения и по поступающей информации следует одному из заложенных алгоритмов. Например, автоматически проводит оплату, если поступили данные, что обязательство выполнено.

Цель внедрения таких контрактов — автоматизировать подобные действия и обеспечить их полную достоверность.

Смарт-контракт не является обычным договором в электронном виде, это набор определенных операций. Чтобы программа работала, нужны:

  • специальная среда, внутри которой будет действовать алгоритм;
  • математически выраженные условия с однозначной логикой исполнения;
  • доступ для программы ко всем объектам контракта.

Практика складывается так, что создание и разработку смарт-контрактов ассоциируют с распространением технологии блокчейн и внедрением ее в различные сферы деятельности.

Технология, по сути, представляет собой формирование цепочки информационных блоков, которые хранятся на множестве не зависящих друг от друга носителей, то есть в реплицированной распределенной базе данных. Сейчас эту технологию широко используют для развития криптовалют.

При этом саму технологию можно применять не только в связи с их использованием. А смарт-контракты не обязательно должны существовать в среде, которую создают с помощью этой технологии.

Однако один из первых примеров применения в России смарт-контрактов связан именно с блокчейном. В 2016 году на блокчейн-платформе «Эфириум» авиакомпания «S7 Airlines» совместно с «Альфа-банком» использовали такие контракты при работе с открытием и закрытием аккредитивов. А год назад эти компании организовали распространение авиабилетов с помощью таких контрактов.

Умный контракт нужно будет объединить с обычным договором

Следует иметь в виду, что применять новые разработки можно ограниченно. Это связано как с техническими особенностями таких контрактов, так и с возможностью алгоритмизировать те или иные отношения. Программа работает:

  • с измеримыми параметрами исполнения. Например, способна отследить наступление сроков, расходы электроэнергии, факт доставки груза или перехода права собственности и т. д .;
  • с обязательствами, которые можно выполнить без участия человека. Например, перевести денежную сумму, когда факт исполнения подтвердится, направить уведомление и т. д.

То есть речь идет не о полной автоматизации договорной работы, а о переводе в автоматический режим части операций. При этом нужно будет решить задачу, как объединить обычный текст договора со смарт-контрактом. Часть условий будет представлена в виде алгоритма, который сработает при наступлении нужных обстоятельств.

Например, можно увязать перечисление арендных платежей с наступлением срок оплаты. А другие условия придется изложить в обычной письменной форме, в бумажной версии договора. Между этим документом и программной частью потребуется сформировать ссылочный аппарат.

Действие кода запустится после того, как стороны используют принятую в данной системе электронную подпись для закрепления сделки. 

Какое правовое регулирование действует в отношении смарт-контрактов

Если говорить о правовой стороне вопроса, соответствующий законопроект находится на стадии разработки.

Президент России 21 октября 2017 года издал поручение № Пр-2132 о необходимости формирования корпуса норм, которые регулировали бы использование подобных технологий.

Пока что не ясен ключевой момент: является ли смарт-контракт самостоятельной специфической формой договора или это лишь технический способ исполнения соглашения. В законе не существует специального определения.

Во исполнение поручения ЦБ РФ предложил свой вариант законопроекта «О цифровых финансовых активах», где дал такое определение:

Также свой проект на рассмотрение вынес Комитет Госдумы по финансовому рынку. В проекте присутствует такая формулировка:

22 мая 2018 года проект Комитета приняли в первом чтении. Ожидается второе чтение законопроекта.

Источник: https://www.law.ru/article/22127-smart-kontrakty

Алгоритм сделки: Госдуме предлагают узаконить в России контракты на базе блокчейна

Государственной думе предлагают узаконить так называемые умные контракты — электронные алгоритмы на базе блокчейна, включающие в себя условие, при выполнении которого одна из сторон получает заранее оговорённую «плату».

Это могут быть деньги, документы или же иная форма вознаграждения, которая предварительно переводится в электронный вид. Инициативу подготовила Российская ассоциация криптовалют и блокчейна (РАКИБ), она будет направлена в ГД в ближайшее время.

По мнению экспертов, регулирование в этой сфере значительно облегчит работу российского бизнеса.

Российская ассоциация криптовалют и блокчейна (РАКИБ) подготовила пакет предложений по законодательному и нормативному обеспечению финансирования реальной экономики за счёт криптоинвестиций (документ есть в распоряжении RT). Они будут направлены в экспертный совет по законодательному обеспечению развития финансовых технологий в РФ при комитете Госдумы по финансовому рынку.

Также по теме

Факультет биткоина: в российских вузах обучат основам блокчейна и криптовалют

Спецкурсы и мастер-классы, посвящённые темам блокчейна в целом и криптовалютам в частности, в этом учебном году впервые будут…

Одно из предложений — внести изменения в Федеральный закон № 149 «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». В нём, по мнению экспертов, необходимо описать понятие «умный контракт». Также определением этого вида сделки предлагают дополнить Гражданский кодекс.

«Умный контракт» (или смарт-контракт) представляет собой электронный алгоритм, который подразумевает определённое условие.

Если оно выполнено, то происходит сделка, и одна из сторон получает заранее оговорённую «плату».

Это могут быть деньги, документы или же иная форма вознаграждения, которая предварительно переводится в электронный вид. Таким образом, расчёт происходит только после того, как покупатель получил товар.

Подобные договоры заключаются с помощью специальной компьютерной программы, работающей на базе технологии блокчейна, которая позволяет минимизировать вмешательство человека и заставить машину контролировать процесс выполнения условий.

В 2016 году был заключён один из первых таких контрактов — сделка по поставке хлопка из США в Китай. Выполнение условий было подтверждено информацией о физическом местонахождении груза.

  • Биткоин
  • globallookpress.com
  • © Jens Kalaene/dpa-Zentralbild

Директор Российской ассоциации криптовалют и блокчейна Арсений Щельцин отмечает, что подобные сделки нуждаются в регулировании, так как их применение значительно облегчит работу российского бизнеса. Сейчас они нормативно никак не закреплены.

Он добавляет, что окончательный вариант определения будет сформирован уже совместно с парламентариями.

Заключённые на базе блокчейна «умные контракты» можно использовать не только для решения юридических вопросов, но и в бухгалтерском учёте, в логистике. Также с помощью смарт-контрактов происходит обмен так называемых токенов на собственную криптовалюту компании в ходе ICO (вид сбора средств компанией с использованием криптовалют).

Председатель комитета Госдумы РФ по финансовому рынку Анатолий Аксаков рассказал RT, что предложения ассоциации будут рассмотрены экспертным советом.

«Стоит ли это правового законодательного описания — вопрос дискуссий, — объясняет он. — Нам сейчас интересна тема ICO, определение правил для тех площадок, которые это проводят, всё, что связано с возможным привлечением инвестиций. Если смарт-контракты в это вписываются, то почему бы не рассмотреть эти предложения».

  • Хранилища данных
  • Reuters
  • © Sigtryggur Ari

Доктор экономических наук, председатель НП «Центр развития инновационного бизнеса» Алексей Михеев отмечает, что сегодня во многих ICO-командах участвуют россияне. Отечественные программисты уже активно используют «умные контракты». По его мнению, прежде чем описывать в законе такие сделки, необходимо законодательно урегулировать обращение криптовалют в России.

Экономист объясняет, что большинство смарт-контрактов предусматривают оплату именно виртуальными деньгами.

«Чаще всего оплата по такому договору происходит с помощью криптовалюты, так как программный код может её отправить получателю сразу после выполнения условий, — говорит он. — Обычные же деньги нельзя перевести с помощью такого контракта. Он лишь может отправить указание в банк, чтобы тот осуществил платёж, а там уже будут решать, реагировать на это или нет».

При этом Михеев объясняет, что в «умных контрактах» можно прописать любые договорённости. Так, после выполнения необходимых условий в рамках договора, одной из сторон могут поступать не денежные средства, а документы.

Например, по достижению контейнером пункта назначения программа может отправить накладные.

Такой контракт, по мнению эксперта, осуществляется в рамках правового поля, в отличие от сделок, связанных с использованием криптовалюты.

  • Майнер
  • Reuters
  • © Lucas Jackson

С внедрением смарт-контрактов, по мнению эксперта, возникнут и проблемы юридического характера. В случае когда условия выполнены, но одна из сторон не удовлетворена выполнением сделки, непонятно, кто должен стать ответчиком в суде.

«Например, из Австралии в ЮАР поставляли пшеницу. В контейнеры с зерном вмонтировали датчики геолокации и контроля влажности, которые подтверждали, что товар транспортируется. Как только товар попал в порт разгрузки, датчики отправили сигнал — смарт-контракт автоматически выполнил этот платёж, — рассказывает он.

— А что если датчики снять, отправить в порт доставки, а груз — нет? В результате смарт-контракт отправит деньги, но товара на месте не будет. Такой результат в контракте не предусмотрели.

Кому неудовлетворённая сторона должна предъявить иск? Кто будет выступать третьей стороной в судах? Программа, искусственный интеллект?»

В этом году штаты Невада и Аризона допустили использование смарт-сделок. Также сейчас в США создана рабочая группа, которая должна юридически описать «умные контракты».

Источник: https://russian.rt.com/russia/article/437030-gosduma-uzakonit-smart-kontrakty

Новый законопроект по криптовалюте в России ввел определение смарт-контрактов

База данных нижней палаты парламента опубликовала документ, авторами которого стали депутаты Госдумы Игорь Дивинский, Анатолий Аксаков, Олег Николаев. Речь идет о законопроекте по цифровым финансовым активам. Напоминаем, что данный определяет криптовалюту в качестве иного имущества, но запрещает ее использовать как средство для проведения платежей.

Закон подразумевает определения для цифровых финансовых активов. Сегодня к таковым относятся «токен» и «криптовалюта». Кроме того, в законодательстве теперь предусмотрен новый вид договора в цифровом формате — смарт-контракт. Исполнение по нему будет выполнено при помощи цифровых финансовых технологий.

Стоит отметить, что законопроект четко подразумевает и разделяет между собой понятие «токен» и «криптовалюта». Специалисты отталкивались от присутствия майнинга, а также от глобальной цели появления проекта на рынке.
Очень интересный факт: цифровой финансовый актив — иное имущество, но не законное платежное средство в РФ.

В проекте указаны понятия «цифровая транзакция» и «цифровая запись». В нем указано, какие виды деятельности могут осуществляться на криптовалютном рынке. Особенная роль отведена майнингу (вознаграждение за выпуск криптовалюты).

Каждый может совершить обмен токена на иностранную валюту либо российские рубли, но при условии, что такая операция будет проводиться через операторов цифровых финансовых активов. Кто ими может быть? Юридические лица, дилеры, брокеры, площадки для торговли криптовалютой.

Естественно, все они будут находиться в специальном разрешительном списке РФ. Каждый оператор должен будет пройти государственную регистрацию на территории России. Условия по обеспечению работы этих операторов, в также размер налогообложения, будет устанавливаться Центральным банком РФ.

Отдельная статья в документе посвящается ICO (первичное размещение монет). Каждый токен одного вида может иметь один эмитент. Максимальная сумма, на которую инвесторы могут приобрести монеты, будет устанавливать Центрбанк РФ.

Каждый автор данного законопроекта уже комментировал его положение.

В целом, его суть проста: закрепить с точки зрения законодательной криптовалютный рынок на территории РФ, а также придать всем широко известным инструментам официальный статус.

Россия просматривает данный рынок для увеличения «потока» инвестиционных капиталов как с юридических лиц внутри страны, так из-за рубежа.

Еще в январе 2018 года Минфин России опубликовал специальный документ по регулированию криптовалюты в стране. Многие эксперты в один голос дали понять, что документ окончательно не может вступать в силу до того момента, пока не будет доработан окончательно. Многие правовые положения оказались очень «сырыми» и недоработанными.

Источник: http://cryptomic.ru/novyj-zakonoproekt-po-kriptovalyute-v-rossii-vvel-opredelenie-smart-kontraktov/

Смарт-контракты в системе договорного права Российской Федерации

BitJournal > Новости > Смарт-контракты в системе договорного права Российской Федерации

Современное договорное право Российской Федерации представляет собой огромный пласт правовых норм, регулирующих порядок заключения, изменения и расторжения различных гражданско-правовых договоров, а также определяющих их природу, существенные и дополнительные условия.

Криптовалюты, блокчейн, смарт-контракты

Зачастую бывает так, что общественно-экономические отношения, в которые вступают субъекты хозяйственной деятельности, развиваются быстрее, чем регулирующие их нормы права.

Одними из таких наиболее ярких примеров современности является технология блокчейн и возникшие на ее основе криптовалюты.

В течение последнего года в IT-сообществе все чаще обсуждались тема блокчейна и криптовалют. Популярность данной темы активнее всего подогревал курс биткоина, который до конца прошлого года показывал стремительную положительную динамику.

Технология блокчейн является средой для работы смарт-контрактов (в переводе с английского smart contract – умный контракт/умный договор).

Принцип работы смарт-контрактов

Согласно информации с официальной страницы Википедии, смарт контракт – это компьютерный алгоритм, предназначенный для заключения и поддержания коммерческих контрактов в технологии блокчейн.

Стороны подписывают умный контракт, используя аналогичные подписанию отправки средств в действующих криптовалютных сетях методы. После подписания сторонами контракт вступает в силу.

Умные контракты смогут существовать только внутри среды, имеющей беспрепятственный доступ исполняемого кода к объектам умного контракта (внутри блокчейна).

Все условия контракта должны иметь математическое описание и ясную логику исполнения.

Имея беспрепятственный доступ к объектам контракта, умный контракт отслеживает по указанным условиям достижения или нарушения пунктов и принимает самостоятельные решения, основываясь на запрограммированных условиях. Таким образом, основной принцип умного контракта состоит в полной автоматизации и достоверности исполнения договорных отношений.

Подписантами умного контракта являются стороны, принимающие или отказывающиеся от условий с использованием электронных подписей. Прямым аналогом является подпись отправителя средств в сети Bitcoin, которая подтверждает внесение транзакции в цепочку блоков.

Предметом договора может являться только объект, находящийся внутри среды существования самого умного контракта, или же должен обеспечиваться беспрепятственный, прямой доступ умного контракта к предмету договора без участия человека. Это стало возможным благодаря появлению криптовалют.

Условия умного контракта должны иметь полное математическое описание, которое возможно запрограммировать в среде существования умного контракта. Именно в условиях описывается логика исполнения пунктов предмета договора.

Где применяются смарт-контракты

Основным примером практического применения смарт-контрактов и их успешной работы является ICO (или TGE) – метод привлечения инвестиций в развивающийся проект путем краудфандинга по аналогии с публичным размещением акций в акционерном обществе (IPO), о котором я уже писал в статье «Token Generation Event: защита прав и интересов сторон в отсутствие правового регулирования».

Стремительной популярностью организации ICO среди различных стартап-проектов как в России, так и в других странах, обусловлена необходимость законодательного закрепления правового понятия «смарт-контракт» и его дальнейшее регулирование.

Регулирование криптовалют в РФ

«10» октября 2017 года по итогам совещания по вопросу использования цифровых технологий в финансовой сфере Президент Российской Федерации В.В. Путин утвердил перечень поручений, которые охватывают основные вопросы легализации криптовалют.

В частности, Правительству Российской Федерации и Центральному банку Российской Федерации в срок до «01» июля 2018 года предписано подготовить поправки в законодательство, предусматривающие определение таких понятий, как «цифровая закладная», «криптовалюта», «токен», «смарт-контракт».

В настоящее время на повестке дня находится ряд инициатив, направленных на реализацию вышеуказанных поручений.

Определение “смарт-контракта”

Так, в предложенном Центральным банком Российской Федерации Проекте Федерального закона «О цифровых финансовых активах», который был принят Госдумой в первом чтении 22 мая, под смарт-контрактом понимается «договор в электронной форме, определение и исполнение прав и обязательств по которому осуществляется путем совершения в автоматическом порядке цифровых записей в строго определенной им последовательности и при наступлении определенных им обстоятельств».

Несмотря на то, что указанное определение смарт-контракта является наиболее объективным из тех, которые также предлагаются, считаем, что оно не отражает в полной мере механику и правовую сущность смарт-контракта.

Проект Федерального закона «Об альтернативных способах привлечения инвестиций (краудфандинге)» содержит указание на то, что термин «смарт-контракт» используется в данном проекте в значении, определенном в Проекте Федерального закона «О цифровых финансовых активах», но при этом дополняет, что с использованием смарт-контрактов могут совершаться действия, направленные на установление, изменение и прекращение прав и обязанностей участников инвестиционной платформы.

Министерство финансов Российской Федерации в своем Проекте Федерального закона «О цифровых финансовых активах» также предложило свое определение термина «смарт-контракт», в соответствии с которым смарт-контрактом признается «договор в электронной форме, исполнение прав и обязательств по которому осуществляется путем совершения в автоматическом порядке цифровых транзакций в распределенном реестре цифровых транзакций в строго определенной им последовательности и при наступлении определенных им обстоятельств».

Указанное определение смарт-контракта является менее интересным и узко ориентированным, поскольку термин «транзакция» более применим к электронному движению денежных средств. А если мы рассматриваем этот термин в контексте регулирования цифровых активов, то речь главным образом идет о движении криптовалют.

Иные попытки дать легальное определение термина «смарт-контракт» в настоящее время отсутствуют, поскольку лидерами правового мнения в данном вопросе остаются Центральный банк Российской Федерации и Министерство финансов Российской Федерации.

  • «цифровое право» и «цифровые деньги»

Вместе с тем, депутатами Государственной Думы Российской Федерации В.В. Володиным и П.В. Крашенинниковым на рассмотрение предложен Проект Федерального закона № 424632-7 от «26» марта 2018 года «О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации», в соответствии с которым вводятся такие термины, как «цифровое право» и «цифровые деньги».

Так, в вышеуказанном проекте указано, что в случаях, предусмотренных законом, права на объекты гражданских прав, за исключением нематериальных благ, могут быть удостоверены совокупностью электронных данных (цифровым кодом или обозначением), существующей в информационной системе, отвечающей установленным законом признакам децентрализованной информационной системы, при условии, что информационные технологии и технические средства этой информационной системы обеспечивают лицу, имеющему уникальный доступ к этому цифровому коду или обозначению, возможность в любой момент ознакомиться с описанием соответствующего объекта гражданских прав. Указанные цифровой код или обозначение признаются цифровым правом.

При этом, цифровыми деньгами может признаваться не удостоверяющая право на какой-либо объект гражданских прав совокупность электронных данных (цифровой код или обозначение), созданная в информационной системе, отвечающей установленным законом признакам децентрализованной информационной системы, и используемая пользователями этой системы для осуществления платежей.

В Пояснительной записке к вышеуказанному проекту указывается на то, что факт совершенного исполнения сделки участниками не оспаривается.

После идентификации пользователей в системе дальнейшее их поведение подчиняется алгоритму компьютерной программы, организующей сеть, а лицо, «покупающее» тот или иной виртуальный объект (цифровое право), получит этот объект автоматически при наступлении указанных обстоятельств.

В информационной системе сделка с таким объектом будет исполнена «автоматически», без дополнительных распоряжений или иных волеизъявлений сторон сделки – у продавца будет списано цифровое право, а у покупателя деньги, и оспорить это списание по общему правилу будет нельзя.

Фактически воля, направленная на заключение договора, в такой сделке включает в себя и волю, направленную на исполнение возникшего из договора обязательства. Важно лишь, чтобы участники таких сделок отдавали себе в этом отчет.  

При этом в пояснительной записке также указывается, что никаких других норм для смарт-контрактов не требуется, в остальном для регулирования отношений сторон по таким сделкам действующий ГК вполне годен.

Вышеуказанное мнение, изложенное авторитетными депутатами, является достаточно интересным и заслуживающим внимания, поскольку в нем содержатся указания на объект смарт-контракта, его предмет, а также механика его применения на практике.

  • Гражданский кодекс Российской Федерации: понятие “договор”

Для более глубокого понимания сути рассматриваемого вопроса представляется также необходимым рассмотреть общие нормы, содержащиеся в Части первой Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующие понятие договора, его видов и способах заключения (форм).

В соответствии с ч. 1 ст. 420 ГК РФ договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей.

Согласно ч. 1 ст. 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Договор заключается посредством направления оферты (предложения заключить договор) одной из сторон и ее акцепта (принятия предложения) другой стороной (ч. 2 ст. 432 ГК РФ).

В соответствии с ч. 1 ст. 433 ГК РФ договор признается заключенным в момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта.

Согласно ч. 1 ст. 434 ГК РФ договор может быть заключен в любой форме, предусмотренной для совершения сделок, если законом для договоров данного вида не установлена определенная форма.

В соответствии с ч.2 ст.

434 ГК РФ договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторонами, а также путем обмена письмами, телеграммами, телексами, телефаксами и иными документами, в том числе электронными документами, передаваемыми по каналам связи, позволяющими достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору.

Электронным документом, передаваемым по каналам связи, признается информация, подготовленная, отправленная, полученная или хранимая с помощью электронных, магнитных, оптических либо аналогичных средств, включая обмен информацией в электронной форме и электронную почту.

Все вышеприведенные нормы ГК РФ вполне применимы к порядку заключения смарт-контракта, поскольку его механика состоит в достижении между сторонами соглашения по определенным вопросам и закрепление этого соглашения путем электронных средств.

Заключение

На основании вышеизложенного представляется необходимым и целесообразным сформулировать легальное и наиболее объективное определение термина «смарт-контракт».

Таким образом, смарт-контракт – это не самостоятельный вид договора, а лишь форма заключения соглашения между участниками хозяйственной деятельности, основанная на технологии блокчейн и направленная на минимизацию временных, технических и материальных издержек, а также на снижение и предотвращение для участников сделки правовых рисков.

Заявив о себе уже сейчас, в отсутствие правового регулирования, смарт-контракты займут важнейшее место в системе договорного права Российской Федерации в будущем.

Источник: https://BitJournal.media/23-05-2018/smart-kontrakty-v-sisteme-dogovornogo-prava-rossijskoj-federatsii/

Смарт-контракты и криптовалюты входят в легальное поле

Депутатами Государственной Думы 26 марта 2018 года был внесен законопроект о внесении изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации, в котором наши законотворцы предпринимают попытку урегулировать «цифровое право». Давайте попробуем разобраться, какие новые юридические термины должны появиться в ближайшее время.

Хотелось бы сразу оговориться, что законопроекту предстоит несколько чтений и финальная версия документа может существенно отличаться от представленной, а то и вовсе он не будет принят и подписан.

Цифровое право

Во-первых, нам предлагают понятие «цифровое право». Чтобы избавить вас от скучного цитирования юридических определений из законопроекта и объяснения подходов к понятию «право», поясню, что под этим подразумевается цифровой код, который будет описывать и подтверждать наличие у вас какого-либо права, например, права собственности на вашу квартиру.

Однако наши с вами цифровые права смогут содержаться только в системе, у которой будут признаки децентрализации. Что такое децентрализованная информационная система, и какие у нее признаки, остается пока только предполагать, полагаю, после принятия этого законопроекта нас ждет масса подзаконных актов, раскрывающих это и другие технические понятия.

Цифровые деньги

Во-вторых, предложена концепция «цифровые деньги». Думаю, здесь не требуется дополнительных объяснений — это тот же цифровой код, который может являться платежным инструментом. С важной оговоркой, что использовать их можно будет только, когда это прямо будет предусмотрено законом.

То есть ближайший супермаркет вовсе не будет обязан принимать у вас цифровые деньги, по крайней мере, пока.

В настоящее время сложно представить сценарий использования таких денег, с учетом, что законным платежным средством они не являются, до появления соответствующих специальных законов.

Большие данные

В-третьих, нам предлагают новую разновидность договора оказания услуг – по предоставлению информации, и только из пояснительной записки к законопроекту мы понимаем, что здесь подразумевается Big Data.

Законодатель предлагает включать в договор условие о запрете раскрытия информации третьим лицам в течение определенного срока.

Данное нововведение достаточно краткое, и, на мой взгляд, недостаточное для введения отдельной разновидности договора.

Смарт-контракты

И последнее новшество, но не менее важное — это «смарт-контракт». Правда, в тексте авторы законопроекта определяют его как «выражение лицом своей воли с помощью электронных и иных средств».

Признайтесь, кто из вас читал лицензионное соглашение при установке программного обеспечения? Скорее всего, вы сразу нажимали «ОК», принимая условия лицензионного соглашения, тем самым совершая юридически значимое действие и активируя смарт-контракт.

То есть смарт-контракт — не отдельный вид договора и даже не договор, а скорее алгоритм или протокол для заключения и исполнения договора.

Что значит введение термина «смарт-контракт» в юридическое поле на практике? Станет возможным, например, создание смарт-контракта между компанией, предоставляющей облачные услуги, и клиентом. Смарт-контракт будет регулировать в автономном режиме оказание услуг, оплату услуг и уровень доступности.

В случае если заказчик, например, не оплачивает услуги вовремя, смарт-контракт автоматически обеспечит приостановку оказания услуг до момента поступления оплаты.

Или исполнитель нарушил качество оказания услуг, и KPI услуги снизился, «смарт-контракт» автоматически, исходя из условий контракта и SLA, снизит размер оплаты для клиента.

Что немаловажно, проектом предусмотрено, что оспорить такое автоматическое исполнение будет возможно, только если будет доказано, что какая-то из сторон вмешалась в исполнение такой сделки, что с технической точки зрения пока выглядит маловероятно, с учетом того, что смарт контракты строятся на технологии блокчейн, которая и была создана в целях исключения стороннего вмешательства и подделки записи блока. Впрочем, смарт-контракты могут строиться на любой технологии, не обязательно блокчейн, и вполне возможно, что эта дальновидность законодателя может пригодиться.

Законопроект открывает новую эпоху «цифрового права» России. На мой взгляд, авторам удалось подготовить минимально необходимую базу и отправную точку для принятия других специальных законов по регулированию ИТ-сферы. Его принятие откроет широкие возможности для автоматизации бизнес-процессов и снижению временных затрат на заключение и исполнение сделок.

Для ИТ-рынка открывается большое окно возможностей, особенно для провайдеров облачных услуг, ЦОДов и поставщиков оборудования, ведь для поддержания «цифрового права» и смарт-контрактов требуются огромные вычислительные мощности, надежность оборудования и качественные услуги по предоставлению этих мощностей.

Законодатель дает рынку очень творческий инструмент, остается только научиться им пользоваться.

P.s. С законопроектом вы можете ознакомиться здесь:

Источник: http://www.comnews.ru/digital-economy/content/113016/2018-05-14/smart-kontrakty-i-kriptovalyuty-vhodyat-v-legalnoe-pole

Не стоит ожидать быстрого внедрения смарт-контрактов

By John Doe Last updated Окт 7, 2018

Российский финансовый мегарегулятор, Банк России, опубликовал накануне обзор о смарт-контрактах, в котором рассматриваются ключевые свойства и принципы работы таких инструментов, а также приводится анализ их влияния на развитие финансового рынка. В том числе, специалисты из ЦБ рассказали о процессах регулирования и применения смарт-контрактов в России.

Дело в том, что на сегодняшний день в России понятие «смарт-контракт» в законодательстве не определено. Для успешного развития смарт-контрактов необходимо закрепить правовой статус смарт-контракта, сторон смарт-контракта, порядок организации защиты интересов каждой стороны смарт-контракта и выработать единый подход к применению соответствующих норм.

В рамках исполнения перечня поручений Президента РФ по итогам совещания по вопросу использования цифровых технологий в финансовой сфере (от 21 октября 2017) Минфином совместно с Банком России разработан законопроект «О цифровых финансовых активах», который направлен на регулирование отношений, возникающих при создании, выпуске, хранении и обращении цифровых финансовых активов на территории России. Законопроект внесен в Госдуму РФ 20 марта 2018 года. Одновременно с этим в Думу внесен проект федерального закона «О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса. Законопроект определяет правовую природу смарт-контракта следующим образом: «Условиями сделки может быть предусмотрено исполнение возникающих из нее обязательств при наступлении определенных обстоятельств без направленного на исполнение обязательства отдельно выраженного волеизъявления его сторон путем применения информационных технологий, определенных условиями сделки (автоматизированное исполнение обязательства). Оспаривание состоявшегося исполнения таких обязательств допускается исключительно в случаях, когда доказано вмешательство сторон сделки или третьих лиц в процесс исполнения».

Ранее сообщалось   Разработчики Parity предотвратили хардфорк Ethereum

Наряду с указанными законопроектами, в Думе находится на рассмотрении проект ФЗ «О привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ», который устанавливает требования к проведению ICO. Все 3 проекта ФЗ направлены на развитие финансовых технологий на российском рынке, расширение инструментов и способов привлечения инвестиций, а также использования смарт-контрактов в деловой практике. Законопроекты приняты Думой в первом чтении 22 мая 2018.

По мнению экспертов ЦБ, применение смарт-контрактов в традиционных процессах потенциально может создать более удобную среду для взаимодействия между государством, организациями и гражданами.

При этом для полноценного и  эффективного внедрения данного инструмента необходимо решить ряд вопросов, в  том числе организационных.

Тем не менее не стоит ожидать быстрого и повсеместного внедрения смарт-контрактов, так как любые инновации, прежде чем получить широкое применение, должны пройти определенный путь развития.

Источник: ru.forexmagnates.com

Prev Post

ФРС США: слово и дело

Источник: http://xn--b1aghcgetfaijplf.xn--p1ai/ne-stoit-ozhidat-bystrogo-vnedreniya/

Ссылка на основную публикацию